Preview

Южно-Российский онкологический журнал/ South Russian Journal of Cancer

Расширенный поиск
Том 3, № 1 (2022)
Скачать выпуск PDF | PDF (English)
https://doi.org/10.37748/2686-9039-2022-3-1

ОРИГИНАЛЬНАЯ СТАТЬЯ 

6-14 112
Аннотация

Цель исследования. Определить содержание опухолевых клеток с фенотипом стволовых (ОСК) в ткани опухоли и перитуморальной зоне при мышечно-неинвазивном раке мочевого пузыря (МНИРМП).

Материалы и методы. Исследованы фрагменты опухолевой ткани (ОП) и ткани перитуморальной зоны (ПЗ) 7 пациентов с впервые выявленным мышечно-неинвазивным раком мочевого пузыря (МНИРМП) после проведения оперативного вмешательства в объеме трансуретральной резекции мочевого пузыря (ТУР). В образцах тканей, которые использовались для получения клеточной суспензии ОП и ПЗ с помощью аппарата BD Medimachine (BD, USA), с использованием моноклональных антител CD45-APC-Cy7, CD44-FITC, CD133-РЕ, CD24-PE (BD, USA), осуществляли определение фенотипических характеристик клеток на проточном цитометре FacsCantoII (BD, USA). В анализируемых образцах определяли процентное содержание клеток с фенотипом стволовых: CD45-CD44+CD24+, CD45-CD44+, CD45-CD24+, CD45-CD133+, CD45-CD44+CD133+. Наличие достоверности различий в группах оценивали при помощи программного пакета Statistica 13, различия между выборками считали достоверными при р < 0,05. Расчёт процентного содержание клеток соответствующего фенотипа производился относительно общего числа клеток.

Результаты. Относительное содержание клеток, имеющих фенотипические маркеры ОСК такие как CD24, CD44, в ОП были на 77 % и 58 % больше, чем в ПЗ, соответственно 18,3 ± 3,5 против 4,3 ± 2,1, р ≤ 0,044 15,5 ± 5,3 против 6,5 ± 0,8, р ≤ 0,043. Количество CD133+ – клеток оказалось больше на 83 % в ПЗ по сравнению с ОП – 41,6 ± 12,1 против 22,7 ± 7,6, р ≤ 0,047.

Заключение. Изучение опухолевых стволовых клеток в настоящее время является перспективным направлением для изучения развития злокачественного процесса и может быть использовано для предикции и оценки характера дальнейшего развития рецидива и/или прогрессирования заболевания, а также, в дальнейшем, для применения различных подходов терапии, которые будут направлены на устранение клеток с фенотипом стволовых и блокирования путей, которые приводят к возникновению и поддержанию данной популяции клеток у больных с МНИРМП.

15-21 65
Аннотация

Цель исследования. Оценка влияния производного бензимидазола дигидробромид-2-(3,4-дигидроксифенил)-9-диэтиламино-этилимидазо-[1,2-a] бензимидазола (РУ-185) на рост эпидермоидной карциномы легкого Льюиса и меланомы В16-F10 при внутрижелудочном применении.

Материалы и методы. Для эксперимента использовали мышей линии C57Bl/6j самок, которым подкожно прививали сингенные опухоли: эпидермоидная карцинома легких Льюис (LLC) и меланома В16-F10. РУ-185 вводили внутрижелудочно животным в объеме 0,3 мл в течении 10 дней 1 раз в сутки. Для обеих опухолей в зависимости от разовых доз субстанции для введения выделены группы: 1-я и 4-я – 50 мг/кг, 2-я и 5-я – 220 и 3-я и 6-я – 500 мг/кг. Контрольным группам внутрижелудочно вводили физиологический раствор в аналогичных объемах и по той же схеме. Оценивали показатели: объем опухоли, увеличение продолжительности жизни (Т/С, %) и индекс торможения роста опухоли (ТРО, %).

Результаты. Для животных с LLC во 2-й группе отмечается увеличение показателя продолжительности жизни (Т/С 162,3 %), а в 3-й показана тенденция к повышению показателя Т/С. В 1-е сутки после окончания лечения во 2-й и 3-й группах ТРО составил 73,0 % и 30,1 % соответственно (р < 0,05). На 7-е и 14-е сутки после окончания применения РУ-185 во 2-й и 3-ей группах объемы опухолей меньше в 3,5 и 1,4 раза (на 7-е сутки) и 2,3 и 1,3 раза (на 14-е сутки) соответственно, чем в контрольной группе (р < 0,05). В дозе 220 мг/кг показана полная регрессия опухолей LLC у 20 % животных. При росте В16-F10 продолжительность жизни во всех группах не различалась. Показаны межгрупповые различия динамики роста опухоли. Выраженные изменения обнаружены в 5-й группе (на 14-е сутки после окончания введения РУ-185 ТРО составил 48,7 %).

Заключение. Исследованная химическая субстанция дигидробромид-2-(3,4-дигидроксифенил)-9-диэтиламиноэтилимидазо-[1,2-a] бензимидазола показала противоопухолевую эффективность в отношении сингенных опухолей: эпидермоидной карциномы легкого Льюиса и меланомы В16-F10 при внутрижелудочном введении, что обусловливает проведение дальнейших испытаний РУ-185 как потенциального препарата терапии злокачественных новообразований.

22-30 59
Аннотация

Цель исследования. Проанализировать собственный опыт хирургического лечения нейробластом забрюшинного пространства у детей и влияние радикальности хирургического лечения на исход заболевания.

Материалы и методы. В исследование включены 35 пациентов, проходивших лечение в отделении детской онкологии ФГБУ «НМИЦ онкологии» Минздрава России с 2016 по 2018 гг. с нейробластомами забрюшинного пространства. Средний возраст пациентов составил 3,3 года. Из них было 14 девочек и 21 мальчик. Хирургическое лечение проведено 32 пациентам. У 3 больных отмечена прогрессия заболевания на фоне проводимой неоадъювантной ПХТ. Изначально оперативное вмешательство было выполнено 5 больным, остальным пациентам проводилась чрескожная трепанбиопсия с иммуногистохимическим исследованием и последующей неоадъювантной полихимиотерапией. В раннем послеоперационном периоде осложнений не отмечено ни у одного пациента. В статье нами представлен собственный опыт хирургического лечения пациентов детского возраста с нейробластомами забрюшинного пространства.

Результаты. Пациенты наблюдаются в сроках от 12 до 24 мес. Из 28 пациентов, прооперированных радикально, живы без признаков рецидива и прогрессии заболевания 23. У 2 больных возник рецидив опухоли, им проведена противорецидивная ПХТ и ДГТ. В настоящее время пациенты находятся в ремиссии. У 3 пациентов отмечалась системная прогрессия заболевания, связанная с первично-генерализованным процессом

Заключение. Применение современных хирургических техник и инструментария позволяет в большом проценте случаев добиться радикального хирургического лечения при местно-распространенных формах нейробластомы.

31-39 52
Аннотация

Цель исследования. Провести анализ показателей молекулярных маркеров структурного и клеточного почечного повреждения при локализованном почечно-клеточном раке (ПКР) с определением характера исходного уровня нарушений функционального состояния почек до начала лечения.

Пациенты и методы. В исследование включено 46 больных, находившихся на плановом хирургическом лечение по поводу локализованного рака почки в онкоурологическом отделении ФГБУ «НМИЦ онкологии» Минздрава России. В качестве группы сравнения использовали клинико-лабораторные данные 13 относительно здоровых людей, сопоставимых с группой больных ПКР по возрасту и полу. Изучали: цистатин С, ИЛ-18 (интерлейкин-18), КИМ-1 (молекула-1 повреждения почек (Kidney Injury Molecule-1)), L-FABP (жировой кислотный связывающий белок печени (Fatty Acid Binding Protein)), NGAL (нейтрофильный желатиназо-ассоциированный липокалин-2 (Neutrophil Gelatinase Associated Lipocalin)) в крови и моче.

Результаты. Оценка функционального состояния почек больных ПКР показала, что при исходных значениях креатинина сыворотки крови и скорости клубочковой фильтрации соответствующих референтным показателям здоровых людей имели место статистически значимые отличия в соотношении концентрации цистатина С в крови и моче у всех больных по сравнению с нормальными показателями. Исследование показателей L-FABP у больных ПКР в сравнении с группой здоровых людей показало, что концентрация данного показателя плазмы крови была в 2,5 раза выше нормальных значений, а концентрация IL-18 в моче превышала нормальные значения в 1,7 раза (p < 0,05). Показатели концентрации NGAL и КIМ-1 в крови и моче не имели значимых различий с группой сравнения.

Заключение. Развитие локализованного ПКР сопровождается формированием тубулоинтерстициальной дисфункции с нарушением фильтрационной способности почек. У всех больных ПКР были выявлены повышенные показатели эндогенных маркеров структурного и клеточного почечного повреждения – цистатина С, L-FABP и ИЛ-18.

40-45 61
Аннотация

Цель исследования. Изучить возможности ультразвукового исследования в первичной диагностике и клиническом стадировании рака языка.

Пациенты и методы. В исследование вошло 18 больных с опухолью языка в возрасте от 40 до 70 лет. Большинство пациентов – мужчины – 14 (77,7 %). Женщины были представлены 4 (22,2 %) наблюдениями. Ультразвуковые исследования выполнялись на аппаратах экспертного класса, широкополосными линейными мультичастотными датчиками. Необходимым условием для трансорального исследования являлось расположение опухоли в передних и боковых отделах подвижной части языка. При УЗИ первичного очага мы оценивали: форму, размеры, глубину инвазии опухоли; эхогенность и структуру образования, васкуляризацию в режимах допплерографии. Полученные результаты сравнивались с данными гистологического исследования.

Результаты. При обследовании больных раком языка с применением трансоральной методики ультразвукового исследования удается четко визуализировать опухоль, определить распространенность процесса. В результате исследования превалировала округлая форма опухолей языка у 13 (72,2 %), пациентов, эхо-структура новообразования у 10 (55,5 %) была неоднородная, контуры у большинства ровные, четкие – 13 (72,2 %), все новообразования имели пониженную акустическую плотность, глубина инвазии у 8 (44,4 %) пациентов составляла от 2 до 6 мм и у 6 (33,3 %) больше 6 мм, что соответствует III, IVстадиям заболевания. В 100 % наблюдений при допплерографии регистрировался интенсивный внутриопухолевый кровоток. В 8 (44,4 %) случаях наблюдалось метастатическое поражение шейных лимфоузлов.

Заключение. УЗ-диагностика трансоральным доступом рака языка – высокоинформативный, безопасный, современный метод, дающий информацию врачам-хирургам, помогающую в выборе объема хирургического лечения и в определении на дооперационном этапе прогноза заболевания. Точность метода составила 87 %, чувствительность – 85 %, специфичность – 86,2 %.

ОБЗОР 

46-52 73
Аннотация

Мягкотканые злокачественные опухоли и, в частности, лейомиосаркомы, локализующиеся в коже, встречаются редко. В кожных лейомиосаркомах выделяют поверхностные и глубокие формы. Для первичных подкожных лейомиосарком характерна узловая форма. Опухоль может распространяться на подлежащую мышечную фасцию. Иммунофенотип лейомиосарком определяется следующими антителами: ASMA, desmin, N-caldeston. Возможна экспрессия PanCK. В литературе существуют противоречивые суждения о клиническом течении и биологическом поведении кожных лейомиосарком. Вероятно, это обусловлено гетерогенностью опухоли и особенностями канцерогенеза, связанного с молекулярно-генетическими изменениями. Обнаружение этих опухолей при гистологическом исследовании операционного материала побудило к анализу литературы и собственного материала. Проведен анализ опухолей кожи за 5 лет (2016–2020 гг.). За этот период опухоли были диагностированы у 2522 пациентов. Основным гистотипом были плоскоклеточные и базальноклеточные раки. Лейомиосарком кожи за этот период на нашем материале диагностировано не было. Приведены два наблюдения лейомиосаркомы кожи: волосистой части кожи головы и кожи голени. Описана морфологическая и иммуногистохимическая картина опухолей. Выполненное иммуногистохимическое исследование позволило подтвердить морфологический диагноз и установить иммунофенотип опухолей. При установлении морфологического диагноза в одном наблюдении возникли трудности, обусловленные редкостью данной патологии и неоднозначностью трактовки гистологических изменений. Анализ гистологических препаратов, проведение иммуногистохимического исследования позволили верифицировать опухоль как лейомиосаркому с характерным для нее иммунофенотипом. Все вышеизложенное свидетельствует о необходимости проведения морфологического и иммуногистохимического исследования в специализированных научных онкологических центрах.



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2686-9039 (Online)